Category:

Есть такие люди — настольщики-ролевики

Когда-то увлечение настольными ролевыми играми расценивалось как эксцентричное хобби, но сейчас гики — важная часть массовой культуры, причем во многом благодаря сериалам. Помните, как в сериалах «Очень странные дела» и «Теория большого взрыва» герои преследуют злого мага, передвигая фигурки по полю, заглядывая в листочки и периодически выбрасывая многогранный кубик? Это только верхушка айсберга, в действительности мир настольных ролевых игр невероятно интересен и настолько огромен, насколько широка человеческая фантазия. Можно стать персонажем истории, а можно сочинять их самому и разыгрывать по ролям — для этого даже не обязателен инвентарь, необходимы лишь желание играть, знание правил и отсутствие страха.

The Village Нижний Новгород пообщался с любителями ролевых настолок о том, во что они любят играть, как используют систему Станиславского, чем игра может быть похожа на фильм Тарантино, и о самых длинных партиях.

Алена Чистякова

писатель, переводчик, инженер по тестированию, 28 лет

Настольные ролевые игры — достаточно старое увлечение: оно появилось в 70-е годы в США. Суть здесь в том, что участникам нужно отыграть определенную роль в рамках заданной истории и системы правил или просто системы, которая либо универсальна и позволяет охватить практически любой сюжет и жанр, либо имеет четко прописанный мир — сеттинг. Вы играете за одного конкретного персонажа: говорите его голосом, интонациями, описываете его действия. Мастер (ведущий, а также участник, который продумывает сюжет и игровую вселенную. — Прим. ред.) задает рамки мира, рассказывает, как окружение отвечает на ваши действия, и говорит за неписей — неигровых персонажей. Многое зависит от степени свободы, предоставляемой игрокам. В «песочнице» (игра, в которой необязательно строго следовать заданному сюжету. — Прим. ред.) игроки могут делать что угодно. Еще есть «рельсы», когда мастер хочет развернуть определенный сюжет. Если он при этом жестко контролирует персонажей, то это называют «чугуниевые рельсы», мягко — «резиновые рельсы».

Есть партии, похожие на фильмы, когда тебе нужно уложиться в несколько часов. Как правило, в них очень простенький сюжет с одной задачей: например, найти, пропавшего человека. Вы его ищете, ввязываетесь в небольшую потасовку и находите. Это называется «ваншот». Но чаще игра выглядит как сериал, когда раскрывается один большой цельный сюжет с множеством арок. Как мастер я прописываю только первую арку, остальное вытекает из происходящих по ходу игры событий. Мы стараемся закончить на красивой глобальной ноте, например смерти персонажей. Или, например, у нас был город, в котором герои хотели установить свою власть, а закончилось все нашествием со стороны, переделом всех сфер влияния и распадом группы.

Поначалу всем тяжело отыгрывать персонажа. Кажется, что голос звучит смешно, что ты не сможешь закончить предложение, которое начал.
Но не надо бояться ошибок

Перед партией, то есть сеансом игры, участники сначала определяются с жанром. Можно сыграть боевик, детектив, приключение, конкретный исторический период — все вплоть до личной драмы, а не только фэнтези. Потом мы выбираем либо конкретный сеттинг из системы с прописанным миром, либо придумываем собственную историю на основе любой универсальной системы правил. Дальше участники придумывают персонажей, а я — сюжет. Это как создавать сценарий для фильма, в котором нет прописанных реплик, он будет полностью импровизационным. Но ты знаешь, какие персонажи появятся на пути, создаешь канву событий, а дальше все делают сами персонажи.

В прошлом я закончила филфак, писала диплом о киберпанке, и филологическое образование позволяет мне лучше выстраивать сюжет. У меня получается создавать сложные и неповторяющиеся истории — во многом благодаря большому количеству книг и фильмов, которые я видела. Плюс из-за того, что я представляю, как действует драматургия, мне проще прописывать мотивацию, задавать конфликты внутри партии. Я часто требую от игроков, чтобы они создавали персонажей с неким внутренним противоречием, потому что даже мне интересно смотреть, как герои с этими противоречиями уживаются.

Мой главный совет новичкам: не бояться пробовать что-то новое. Поначалу всем тяжело отыгрывать персонажа. Кажется, что голос звучит смешно, что ты не сможешь закончить предложение, которое начал. Бывает психологический барьер у тех, кто до этого не увлекался театром или чем-то подобным, особенно когда вокруг люди, которые давно этим занимаются. Не надо бояться ошибок: настольная ролевая игра — это совместное творчество, от которого все участники должны получать свой фан и удовольствие.

Никита Павлов

программист, основатель клуба «20 граней», 27 лет

Впервые я услышал про D&D (игра «Dungeons & Dragons». — Прим. авт.), когда еще учился: у меня даже дома несколько лет лежал чарлист (лист персонажа. — Прим. авт.), который я для себя создал, но не использовал. Уже через несколько лет я познакомился с Гришей, с которым мы сейчас занимаемся клубом, и попросил провести для нас с одногруппниками партию. Так я начал как игрок, но достаточно быстро, через год, перешел в статус мастера, и мне это нравится гораздо больше. Всегда было интересно понять механику игры, геймдизайн. Я вообще люблю игры, даже участвовал в локальных мероприятиях геймдева (сфера создания компьютерных игр. — Прим. авт.) как разработчик.

Сначала я проводил игры в разных кафешках, на покупку книг и необходимого инвентаря мы скидывались вместе с участниками. Потом поняли, что кафе или чей-то дом — не самое удобное место. Так четыре года назад появилась идея создать место, где нижегородские мастера и участники могли бы собираться. Сегодня «20 граней» — единственный клуб в городе, который целенаправленно занимается настольными ролевыми играми. Есть и другие заведения, в которых проходят партии, но обычно это разовое событие по инициативе кого-то из участников. Мы ищем новых мастеров, обучаем их, подбираем им игроков, помогаем инвентарем и литературой. В настоящий момент вместе со стажерами у нас в штате 14 мастеров, а постоянных игроков около сотни человек.

Сейчас очень популярен геймбординг — это совмещение ролевых игр
с настольными. То есть, с одной стороны, мы упрощаем ролевую систему, с другой — создаем барьеры, чтобы сделать игру интересней

В основном я сейчас вожу по D&D. Часто сталкиваюсь с тем, что многие приходят в D&D из видеоигр, поэтому воспринимают партию как квест, где просто нужно пройти из точки А в точку Б, все рассмотреть, открыть, желательно еще и сохраниться перед этим. Приходится объяснять, что эти паттерны здесь не сработают. В некоторых сеттингах встречаются даже пасхалки для таких игроков: вместо двери стоит мимик — монстр, который может притвориться любым предметом, и, когда человек попытается по привычке выломать дверь, ему оттяпывают ногу по колено.

Сейчас происходит перерождение старой школы, и мастера используют олдскульные наработки, механики и принципы, но уже в новой обертке. Очень популярен геймбординг — это совмещение ролевых игр с настольными. То есть, с одной стороны, мы упрощаем ролевую систему, с другой — создаем барьеры, чтобы сделать игру интересней. Например, «Blades in the Dark» позволяет создавать динамичные игры в духе фильмов Тарантино, когда куча случайностей внезапно складывается в эпичную ситуацию, которую игроки могут разрулить за пять минут и разойтись до следующей стычки. Также можно встретить применение необычных предметов. Например, в игре Dread каждый раз, когда вы делаете что-то опасное, вместо кубиков используется игра в дженгу. Это очень хорошо создает саспенс, когда ты действительно боишься открыть дверь в страшную комнату, потому что физически тянешь эту палочку, а башня вот-вот рухнет.

Максим Хейфец

руководитель IT-отдела, 41 год

Я ролевик с двадцатилетним стажем, 14 лет участвую в организации фестиваля ролевых игр «Волк», и именно там я открыл для себя настольные игры. Комьюнити тогда в Нижнем Новгорода было маленькое, играть было особо не с кем; какое-то время я увлекался коллекционными карточными играми Magic: «The Gathering», «Берсерк», организовывал турниры по «Манчкину».

С настольными ролевыми играми меня свел случай: я попал на партию по D&D, наблюдал за ней больше часа и понял, что это мое. Сначала просто были обучающие партии по D&D в клубе, затем мы с друзьями нашли свободного мастера и начали полугодовую кампанию. Каждый вечер субботы мы ждали как праздник, в течение недели обсуждали стратегии, персонажей, сюжет. Через некоторое время я начал водить партии сам, познакомился с другими мастерами, разработчиками и производителями, которые для меня открыли, что есть не только D&D, но и огромное множество других систем. Например, система «Восточно-Техасский университет», которая подразумевает игру за студентов-первокурсников. Сначала, честно говоря, я воспринял эту идею без энтузиазма — тяжело представить, как отыгрывать студента, да и проблемы восемнадцатилетних молодых людей мне уже не очень близки. На самом деле все это оказалось безумно увлекательным, кроме того, перевоплощение в первокурсника — прекрасный отдых после работы. Один мой знакомый из Москвы привозил на фестиваль шведскую ролевую систему «Tales from the loop» (переводится приблизительно как «Истории из ускорителя»): небольшие рассказы про наукоград, где происходят загадочные явления, связанные с наукой, мистикой, параллельными вселенными, а главные герои — дети от десяти до пятнадцати лет. Так что теперь отыгрыш подростков для меня не проблема. Взрослые — они те же дети, только их воспринимают как взрослых, а они под это подстраиваются. У меня другие проблемы: например, очень плохо получаются персонажи с «законным» мировоззрением, потому что там, где можно пойти на компромисс или придумать элегантное решение, они, как каток, проходят по всем и говорят: нет, мы будем делать так, потому что я считаю, что это правильно. Еще злые персонажи я с полигонных игр очень не люблю (ролевые игры живого действия, в которых игроки отыгрывают свои роли не только через слова, но и через действия, используя в том числе костюмы и необходимую амуницию. — Прим. ред.), и в настольные ролевые игры это передалось. Принцип такой: я отыгрываю либо добрых, либо нейтральных героев.

Если персонаж идет по течению — это неинтересно. Я считаю, что участник должен создавать истории сам

По сравнению с ребятами я новичок, всего год вожу партии по «Starfinder». Хотел бы играть, но, поскольку никто по нему не водит, мне приходится делать это самому, чтобы хоть немножко поучаствовать. Система очень похожа на D&D, но с космическим и научно-фантастическим уклоном — именно поэтому мне она особенно понравилась. В ней детально прописаны перестрелки, бои на звездолетах, погони на транспортных средствах, взлом компьютеров, ремонт и создание новых устройств. Плюс там очень проработанные и разнообразные миры, множество доступных для игры рас, захватывающие сценарии. Система не очень популярна, потому что вышла всего год назад, но, думаю, потенциал у нее очень большой.

Естественно, опыт полигонных ролевых игр накладывается: во-первых, на проработку персонажей; во-вторых, на способности к импровизации. Ты можешь попасть в какую-нибудь внезапную ситуацию, где кто-то выскочил из кустов, и тебе нужно не просто быстро отреагировать, а сделать это так, как поступил бы персонаж. Это заставляет постоянно прокручивать в голове различные варианты развития событий, готовить заранее интересные ситуации. Если персонаж идет по течению — это неинтересно. Я считаю, что участник должен создавать истории сам. На одной игре, например, когда я отыгрывал Диогена Афинского, произошел очередной конфликт Афин и Александра Македонского, который требовал отказаться от независимости в обмен на защиту от персов. Большинство граждан было на это согласно, лишь мой герой был против. Я заранее подготовил жестянку с пеплом, сидел и ждал. Когда граждане приняли предложение Александра, я встал, высыпал себе пепел на голову и сказал, что скорблю и ухожу в изгнание Коринф. Это было неожиданно и очень красиво для истории. На таких моментах держится любая игра.

Эльф

администратор в клубе «20 граней»

Лет десять назад я играл в настолочки — «Манчкин» и прочее, мне до сих пор за это стыдно. Однажды мой давний товарищ предложил сыграть в словеску (ролевая игра, у которой полностью отсутствует материальная часть, игроки ведут ее только с помощью слов. — Прим. ред.), у которой даже не было системы правил: ведущий в спорных ситуациях просто говорил, получилось у тебя действие или не получилось. Отыгрывал я, кажется, дроу-плута — темного эльфа. Так все и началось.

Сейчас работаю администратором в клубе «20 граней», там же три-четыре раза в неделю вожу партии. Большинство из них по D&D, потому что это первая в мире и самая популярная система. По ней идеально обучать новичков, она в меру простая, с понятными правилами, интересным повествованием и переживаниями персонажей. Я такими категориями не мыслю, но для многих людей D&D — это бренд. Кто-то сначала приходит поиграть именно в нее, а потом остается в ролевых играх, а кому-то просто нравится сражаться с драконами и спасать принцесс, другие системы ему не заходят. D&D — это еще и универсальная система, в которой можно играть все что угодно в жанре фэнтези, хоть «Властелина колец».

В будни в клубе играют от семи до тринадцати человек, обычно вечером после работы, а в выходные одновременно за столами могут находиться до двадцати игроков. Разумеется, как и во всех нынешних хобби, основу контингента составляют студенты и люди до тридцати с небольшим лет. Но опять же у нас есть несколько постоянных игроков, которым за сорок. Еще был интересный случай: в клуб по выходным некоторое время назад ходили парень лет восемнадцати со своей мамой. Причем она не просто присматривала за мальчиком, чтобы он с наркоманами не связался — у нее был лист персонажа, она отыгрывала, и ей было интересно. Это не то хобби, которое отсекает участников по возрасту. Люди приходят к нам играть, потому что им, как правило, важен ролевой процесс, возраст здесь не имеет значения.

В последнее время я много вожусь с новичками и среди прочего объясняю им правила поведения в игре и вне игры. Если ты что-то делаешь во время партии, просто чтобы досадить человеку, — это очень мерзко, низко, мы тебя не любим, уходи отсюда. Если кто-то в игре задел тебя своими действиями — это не конец света: все люди ошибаются, не стоит обижаться. К сожалению, не все это понимают, даже у меня пару раз бомбило: «Ты что? Зачем ты меня убил, почему?» Мы тогда играли в вампиров, сеттинг антуражный, с драмой, внутренними переживаниями. Я играл одним и тем же персонажем каждую неделю в течение года, и тут против меня почти вся партия сговорилась: прощай, товарищ! Я был крайне расстроен и разочарован, меня долго не отпускало, но я справился. Поэтому стараюсь проводить воспитательные беседы с игроками. Еще в конце я по традиции спрашиваю, что важного вы сделали на этой игре, что вам понравилось, а что не понравилось. И один говорит, мол, мне понравилось, как он напился сегодня в таверне и дрался с дворфами, а другой — мне не понравилось, что он сегодня на меня напал и бросил горшок с кактусом. Конфликт выносится в общую инфосферу, все смеются, и углы сглаживаются.

В клуб по выходным некоторое время назад ходили парень лет восемнадцати со своей мамой. Причем она не просто присматривала за мальчиком — у нее был лист персонажа, она отыгрывала, и ей было интересно

Для каждой системы можно найти готовые приключения, но я больше люблю писать что-то свое. Когда ты видишь, что твоим игрокам интересно, — это самое классное. Зачастую все идеи для игр рождаются из ниоткуда. Иногда ты стоишь в очереди в магазине, в колонках начинает играть песня, ты слышишь текст — и такой: «Я хочу написать про это!» Читаешь книгу, и начинается: «Здесь есть какие-то недосказанности, я бы сюда добавил это и вот это. О! Это звучит как новый классный сюжет!» Иногда просто видишь человека на улице: «У меня как раз не было лица для неигрового персонажа!»

Лучшей игрой на моей памяти, которую я всем привожу в пример, была кампания не самая длинная, а самая эпичная. Я водил детективную историю по линейке «Dark Heresy» из вселенной Warhammer 40 000. Мы собирались вечером в субботу или пятницу, играли практически до рассвета и за одну встречу проходили тот пласт сюжета, который можно назвать целым сезоном сериала. Тот же объем с другими игроками я проводил как минимум за пять встреч. Причем мы играли на квартире, где не было условий: сидели друг напротив друга в креслах, у меня на коленях была разделочная доска, на которую я бросал кубики, а на подлокотнике лежали распечатанные куски сценария и мастерские подсказки. Это было очень неожиданно, потому что в группе было всего два игрока, где один был знаком только с настольной версией Warhammer 40 000, но никогда не играл в ролевые игры, а второй достаточно долго в них играл, но даже не знал, что такое Warhammer 40 000. Это был великолепный тандем: они решали творчески, с полпинка, абсолютно все проблемы. Причем один персонаж был арбитром, по сути, спецназовцем, а второй — плутом, мошенником и вором. Так что эта кампания, которую мы закончили всего за несколько встреч, для меня круче, чем те игры, которые я водил полтора-два года.

Михаил Климанов

начальник отдела контроля качества программного обеспечения, 27 лет

Когда мне впервые рассказали о таких играх, я подумал, что это практически театр живого действия, только с костюмом ты не заморачиваешься, отыгрыш происходит голосом и эмоциями, и все строится на импровизации. А я в юности как раз увлекался театром. Тогда мы вместе с моей девушкой решили попробовать: это была тематическая партия по «Миру тьмы» — достаточно известной универсальной системе. Мы быстро накидали персонажей, поимпровизировали и засели с полуночи до шести утра. На следующую партию мы собрались через неделю уже с другими персонажами и с более или менее нормальной историей. Вот так все пошло-поехало.

«Мир тьмы» так и остается моей любимой системой: это городская фантастика, готик-панк, где можно играть и сверхъестественными существами, и обычными людьми. Это вселенная, где все политики коррумпированы, полиция продажна, на улицах мусор, громкая музыка, панки, рэп-баттлы — темная низовая атмосфера. Ее сюжеты — о твоем персональном хорроре, персональной драме, как ты переживаешь существование в этом грязном мире. Есть еще «Dark Heresy» с темным готическим гротескным миром, где царит вечное противостояние. К системе, на которой сеттинг построен, у многих есть вопросы, ее считают перегруженной и неудобной, но я игру очень люблю за атмосферу и возможность как широкого социального отыгрыша, так и активной боевки.

Каждый игрок решает для себя сам, будет он отыгрывать или нет. Есть системы, в которых отыгрыш ставится отнюдь не на первое место, а главную роль играет действие, стратегия и броски кубиков, по сути — получение фана от достижения цели. То есть ты гораздо меньше погружаешься в персонажа, управляешь им, как героем в компьютерной игре. А есть игры типа словесок, где вообще нет системы, а упор делается именно на то, как ты отыграешь своего персонажа. Если выбирать из актерских систем Брехта, Мейерхольда, Станиславского, то мне ближе Станиславский. Как только ты сел за игровой стол — все, человека нет, есть только персонаж. Причем зачастую личности игрока и персонажа не совпадают. Если ты брутальный бородатый мужик, то ты можешь сыграть хоть маленькую девочку.

В настольных ролевых играх ты ограничен только фантазией. Плюс они отлично подходят для социализации интровертов, построения ролевых моделей и тимбилдинга

У всех игроков, с которыми я играл, наблюдаются три стадии: отыгрываем себя, отыгрываем противоположное и отыгрываем что-то другое. Разумеется, мне, как и всем, удобнее отыгрывать себя, но нужно себя ломать, иначе застагнируешь в одном образе и перестанешь развиваться. Поэтому я стараюсь отходить от классических персонажей, но ничего не могу сделать с любимым образом шестидесятилетнего нуарного детектива, которому остается немного до пенсии. Вот он приходит в порт, а в воде лежит тело, покрытое раками или крабами. Закуривает сигарету, приподнимает шляпу, здоровается с констеблем, хриплым и негромким голосом спрашивает: «Что это у нас, очередной труп? Твою мать, а я так хотел отдохнуть…»

У настольных ролевых игр, на мой взгляд, есть много преимуществ перед полевым ролевым движением. Вы не ограничены реквизитом, необходимостью большой компании, не напрягает диссонанс. Когда высокотехнологичную космооперу играют в лесу, мне достаточно сложно поверить, что вон тот кусок сосны — это космический корабль. В настольных ролевых играх ты ограничен только фантазией, а создать атмосферу гораздо проще. Плюс у настольных ролевых игр есть важное утилитарное значение: они отлично подходят для социализации интровертов, построения ролевых моделей и тимбилдинга.

promo fanfanews march 17, 20:04 8
Buy for 20 tokens
Успешных фильмов по произведениям Стивена Кинга довольно немного относительно всех его экранизаций. Тем не менее, продюсеры свято верят в то, что имя Кинга гарантирует сборы и бьются за права на его книги. В этом году нас ждет вторая часть « Оно », новая версия « Кладбища домашних животных »,…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded