Category:

5 лучших фильмов Киану Ривза — от «Скорости» до «Матрицы»

По случаю презентации Cyberpunk 2077 и неофициальной «недели Киану Ривза» в интернете я решил обновить и дополнить мой материал о лучших фильмах с этим актером. Ниже я объясняю, почему отвратительный «Джон Уик 3» только подчеркивает величие второй части, и чем так хорош «Константин», на этот раз угодивший в топ в качестве бонуса.

5. «Скорость» (Speed), 1994

«Скорость» — это уже настоящий деревянный Ривз середины 90-х, примерно с одним и тем же выражением лица кочующий из фильма в фильм, будь то полицейский экшен или «Дракула» Фрэнсиса Форда Копполы. Концепция типична для того времени, судорожно искавшего новый «Крепкий орешек»: перед нами «Крепкий орешек» на автобусе!

Впереди загруженный автомобилями Лос-Анджелес часа пик, а скорость нельзя сбавлять ниже 80 км/ч — иначе взорвемся. Сценарий будущего создателя сериала Justified Грэма Йоста не хватает звезд с неба. Интерес представляет разве что тот факт, что персонаж Ривза начинает сюжет снаружи автобуса и вынужден пробираться на его борт довольно изобретательными методами. Уникальным фильм сделали не сам сценарий, не режиссура оператора Die Hard Яна де Бонта и не актерская игра Ривза и Сандры Буллок в роли простой пассажирки, вынужденной взять на себя управление автобусом.

Настоящая звезда фильма — преступно не упомянутый в титрах молодой Джосс Уидон, с нуля переписавший все диалоги и превративший и Джека, и Энни, и всех остальных пассажиров заминированного транспортного средства в совершенно живые, незабываемые образы.

Да что там — шуточки Джеффа Дэниэлса в роли напарника Джека, Гарри Темпла, или невероятные реплики Денниса Хоппера в роли безумного бомбиста Говарда Пэйна остались у вас в памяти, даже если подробности сложных и неплохо поставленных экшен-сцен из нее стерлись… как и большая часть ранних 90-х. В любом случае я советую вам как можно скорее пересмотреть Speed в оригинале — там все еще лучше. Pop quiz, hotshot!

4. «Джонни Мнемоник» (Johnny Mnemonic), 1995

Крайне недооцененный киберпанк Роберта Лонго по сценарию Уильяма Гибсона. Действие фильма происходит в далеком-предалеком 2021 году. Киану Ривз играет курьера, который перевозит в голове ценную информацию от одной группы хакеров к другой. Во-первых, информация слишком важная, чтобы ее можно было передать по сети. Во-вторых, ее немыслимо много: 320 гигабайт!

Это первая (но, как мы знаем, не последняя) попытка Ривза прорваться в научную фантастику. Фильм получился гораздо лучше, чем можно предположить по кассовым сборам (50 $ млн при бюджете в 26 $), 14% положительных отзывов на Rotten Tomatoes и общей дурной репутации, через 4 года и вовсе начисто сметенной «Матрицей».

Тут и уникальный дизайн декораций с артхаусной режиссурой Лонго, художника-авангардиста по основной профессии. И лучший сценарий Гибсона — да, единственный экранизированный. Но это вы не читали его сценариев к Neuromancer и Burning Chrome! И Такеши Китано. И Дольф Лундгрен. Но их всех затмевает сам Ривз, всеми волокнами души вписывающий своего (очень, в сущности, трагического) персонажа в эту не очень убедительную киберпанк-вселенную. Ну кто забудет его замечательное hit me или культовый монолог на дымящихся развалинах:

I want ROOM SERVICE! I want the club sandwich, I want the cold Mexican beer, I want a 10,000 $-a-night hooker! I want my shirts laundered… like they do… at the Imperial Hotel… in Tokyo.

На русский это до такой степени убедительно не переводится, но я попробую:

Хочу ОБСЛУЖИВАНИЕ В НОМЕРАХ! Клаб-сэндвич, холодное мексиканское пиво и шлюху, берущую 10 тыс долларов за ночь. Хочу, чтобы мои рубашки были выстираны и выглажены так, как это делают в Отеле Империал… в Токио!

3. «Точка разрыва» (Point Break), 1991

Киану Ривз, начинавший с ролей школьников в «Приключениях Билла и Теда» и канадской инди-драме Riverʼs Edge, по-настоящему прославился этим переходным фильмом. Его герой все еще наивный юноша с интонациями и лексиконом молодежи того времени…, но теперь это полицейский-новобранец, внедрившийся в группу серфингистов, которая, возможно, в свободное время грабит банки в масках президентов США.

Point Break — лучший фильм Кэтрин Бигелоу, который и в наше время остается золотым стандартом интересно задуманных и бескомпромиссно поставленных боевиков с сильной психологической составляющей. Бигелоу умеет снимать экшен, будь то драки, трюки или перестрелки, но лучше всего ей удалась самая обычная пешая погоня с трясущейся камерой.

Великолепный сценарий кое-что позаимствовал из культовой книги основателя жанра «серферский нуар» Кема Нуна, но идея с полицейским, внедренным в какую-то субкультуру и начинающим на полном серьезе перенимать ее идеалы, была свежей и необычной на момент выхода картины. Впоследствии она, конечно, успела посетить десятки жанровых фильмов — без Point Break не было бы создано ни одного «Форсажа».

С точки зрения актерской игры Джонни Юта Ривза убедительнее скорее в роли дебила-серфера, нежели в образе подготовленного агента. Над глупостями, которые совершает его герой, очень смешно издеваются в Hot Fuzz Эдгара Райта (в который, кстати, вмонтирована и мини-рецензия на Point Break). Но главное, что Ривз умудряется не потеряться на фоне гипер-харизматичного, сияющего, будто сверхновая, обволакивающего зрителя своим обаянием Патрика Суэйзи в роли местного голубоглазого Будды… который, быть может, в свободное от чтения серфинг-проповедей и жестоких драк на пляже время промышляет грабежом банков в маске президента Рейгана.

2. «Джон Уик 2» (John Wick: Chapter 2), 2017

После ошеломительного успеха «Матрицы» Киану Ривз выбирал фильмы ничуть не лучше, чем после «Скорости» (да и после «Точки разрыва»): на каждый культовый шедевр в духе «Константина» или криминально недооцененных Street Kings там найдется свой ремейк «Дня, когда Земля остановилась» или тошнотворно бесхудожественных «47 ронинов». В 2014 году Ривз совершенно внезапно взял и в третий (четвертый?) раз воскресил свою экшен-карьеру участием в скромнобюджетном боевике «Джон Уик».

Фильм, я не устану повторять, очень слабый. Тупейший сценарий про киллера по прозвищу Баба Яга, мстящего русской мафии за любимую собаку (или, может быть, машину) читался полнейшей пародией на худшие штампы жанра. Режиссеры, бывшие профессиональные дублеры и трюкачи Чад Стахелски и Дэвид Литч, умели снимать исключительно экшен-сцены — да и тут им не позволили как следует раскачаться лопающийся, как мыльный пузырь, сценарий и бюджет в 20 $ млн.

Но при этом что-то в «Джоне Уике» мелькало — как молния в грозовых тучах. Уникальная постановка драк, где вместо картинных прыжков и ударов ногами использовались реальные приемы джиу джитсу, причем — впервые в истории кино! — вперемешку с выстрелами из огнестрельного оружия. Само обращение с пистолетами, ружьями и автоматами было подчеркнуто грамотным, правильным. Герой не просто расправлялся с десятками противников по задумке сценариста, он делал это так, такими методами, которые позволяли говорить о каком-то если не реализме, но достоверности, убедительности. Да и сам Ривз в пошлейшем образе Бабы Яги сумел найти и раскрыть правдивость, человечность, показать настоящее страдание, боль утраты, затронуть сердце зрителя так, как он этого не делал со времен «Личного Айдахо».

Во второй части Стахелски и Ривз задвинули далеко на третий план сценариста Дерека Кольстада, грамотно расположили по фильму экшен-сцены так, чтобы ничего не провисало, а в самих сценах развернулись на всю катушку (благо, позволил возросший в два раза бюджет).

Если уж перестрелка — то развернутая, смачная, в которой Ривз несколько раз успевает очень профессионально сменить несколько видов оружия. Если драка — то непременно на ножах и в переполненном вагоне метро, такая, чтобы зритель сам непроизвольно пытался уклониться от лезвий и морщился от каждого дробящего кости удара. Это блеск, триумф, возвращение боевиков в свежей, переосмысленной и выкрученной на абсолютно новый уровень реализма форме. И ведь с каждой последующей сценой «Джон Уик 2» не сдувается, а напротив, становится только лучше!

О безумно высоком качестве второй части говорит то, что впечатление от нее у меня не смог испортить даже абсолютно, вопиюще провальный третий фильм. В «Джоне Уике 3» сценарий скатился гораздо ниже уровня первой части — это написанное комитетом из Кольстада и молодых дерзких сценаристов месиво из отсылок к еще не поставленным фильмам «в этой вселенной» (растянутое камео Балерины из одноименного сценария), появлений и бесследных исчезновений ничего не значащих персонажей и самых очевидных, ленивых, подобранных с пола сюжетных ходов и «неожиданных» поворотов, подсмотренных в других, лучших фильмах о киллерах.

Боевые сцены в «Джоне Уике 2» работают потому, что они привязаны к общему контексту фильма. Произошло это каким-то чудом, но один раз в этой серии звезды сложились так, что в каждой драке или перестрелке мы не только восхищаемся боевыми навыками Ривза, но и сопереживаем его персонажу. Третью часть писали люди, не понимающие сильных сторон Ривза и созданного им франчайза, они сочиняли эпизоды в духе «герой мчится на лошади, расстреливая из автомата мотоциклистов», которые придумали бы и к любому другому боевику с любым другим актером в главной роли. Если бы он был совершенно неподготовленным, не интересовался ни единоборствами, ни тактической стрельбой, никакой разницы в этих построенных на CGI и трюках каскадеров сценах вы бы не заметили.

Сценаристы просто не в состоянии написать что-то более связное или правдивое — у них для этого отсутствуют необходимые творческие механизмы и техники. Проще говоря, у них нет ни воображения, ни таланта, ни знания жизни, а главное — необходимого каждому хорошему автору умения поставить себя на место героя, попробовать взглянуть на мир его глазами и ощутить то, что чувствует персонаж.

Самый характерный пример: сцена, в которой Джон отрезает себе палец, а потом участвует в драках и перестрелках с едва зажившим обрубком на руке. Вы представляете, какую адскую боль он должен испытывать при любом ударе, каждой попытке сжать кулак, какое это серьезное препятствие при обращении с холодным и огнестрельным оружием? Сценаристы, вряд ли когда-либо в жизни участвовавшие в драке или хотя бы испытавшие на себе серьезный порез краем бумажного листа, не представляют и не хотят представлять.

А на стадии съемок, постановки трюков уже поздно что-то менять, от этого хода нужно было избавляться (или менять под него всю дальнейшую последовательность драк и перестрелок) еще на стадии ранних вариантов сценария. Надо было увольнять людей, которые используют Киану как игрушку, которая, если потянуть за кольцо на спине, стреляет с двух рук и произносит фразы из «Матрицы» (Guns. Lots of guns!), и заменять их совсем другими авторами, докторами сценариев, которые могли бы сделать из этого позорища что-то более-менее смотрибельное.

Все мы делали первые нарративные шаги, играя с пластиковыми фигурками любимых персонажей и заставляя их отвешивать друг другу пинки и тумаки. Но некоторые из этого возраста так и не вышли.

1. «Матрица» (The Matrix), 1999

Про этот фильм на нашем написано много. Здесь я подробнее расскажу о гении кастинга Киану Ривза братьями Вачовски, на котором картина держится не меньше, чем на потрясающем сценарии.

Если в ранних 90-х Ривз подавал всамделишные актерские надежды участием в драмах и инди-фильмах в духе «Мой личный штат Айдахо», то к концу десятилетия ни у кого не осталось никаких надежд и сомнений на счет этого пластикового, деревянного, крайне однообразного артиста. После «Скорости» у Ривза был шанс стать настоящей звездой боевиков уровня Брюса Уиллиса, Арнольда Шварценеггера и Сильвестра Сталлоне, но вместо этого он отказался от роли в «Скорости 2» и стал появляться в очень странных, высокобюджетных, но при этом отвратительно написанных, поставленных и сыгранных проектах в духе «Адвоката дьявола», «Прогулки в облаках» или «Цепной реакции».

То есть в «Матрицу» брали актера, разочаровавшего вообще всех: и любителей инди, и фанатов крутых боевиков, и даже поклонников фантастики (роль Ривза в «Джонни-Мнемонике» не была, мягко говоря, оценена по достоинству). Главную роль в одном из самых рискованных и нестандартных фильмов всех времен исполняет актер, в успех которого не верит никто — возможно, даже сам Ривз.

Мы начинаем фильм с придурковатым Томом Андерсоном — фактически Тедом Логаном из «Билла и Тедда», закончившим ВУЗ и заточенным на офисной работе. Мы не воспринимаем всерьез ни сам фильм, ни попытки Ривза что-то сыграть — поздно, Киану, мосты сожжены, карьера загублена.

Потом, когда начинается экшен, мы готовы принять хорошую физическую подготовку Ривза как несостоявшейся звезды боевиков, но крайне настороженно относимся к намерениям авторов выдать этого героя за местного Супермена, Мессию, Иисуса Христа, овладевшего приемами кунг фу и джиу джитсу. Спаситель человечества, Избранный — с лицом Киану Ривза? Вы серьезно?

Подобно Тринити, мы всматриваемся в карие, миндалевидные и ничего, в общем-то, не выражающие глаза Ривза — и не рискуем, не позволяем себе поверить, что вот этот актер прямо сейчас играет абсолютно великую роль в бессмертном фильме. И лишь под самый финал, когда размах боевых сцен достигает непристойных, чудовищных, никогда не виданных ранее масштабов, а Киану без видимых внешних усилий справляется и с накалом страстей, и с тихими драматическими сценами, одного за другим убеждая персонажей «Матрицы» в том, что они в нем не ошиблись… тут и зритель, потрясенный, ошарашенный, раздавленный, готов кивнуть в сторону экрана:

Heʼs the One.

Бонус! «Константин» (Constantine), 2005

Великолепный фильм Фрэнсиса Лоуренса (который впоследствии заработает сомнительную славу режиссера бездарных сиквелов «Голодных игр») экранизирует лучшую арку о Константине из комиксов. Ту самую, в которой Джон узнает, что смертельно болен, и всеми силами старается «откосить» от ада, подключая все возможные связи и контакты как «наверху», так и «внизу».

Спецэффекты на удивление хорошо выстояли испытание временем, а вот сценарий неровный, да и режиссура Лоуренса редко поднимается до уровня первого «Хеллбоя» или «Доктора Стрэнджа», хотя в фильме есть замечательные мистико-сюрреалистические моменты вроде сцены экзорцизма, в которой демон оказывается заточен в падающее и разбивающееся зеркало. Но общее количество удачных кастинг-решений перевешивает любые недостатки сюжета и постановки: Тильда Суинтон в потрясающей роли Габриэля, крадущий весь фильм Петер Стормаре в камео Сатаны, пытающегося уволочь Джона в ад…

И это лучшая, на мой взгляд, роль Рэйчел Уайс, открывшей удивительную уязвимость и глубину в стандартном, казалось бы, амплуа скептика-полицейского — что особенно заметно в сцене погружения в ад, где персонаж Киану топит ее в ванне. Какой спектр эмоций демонстрирует Уайс — от доверия и даже легкого заигрывания с Джоном до животного, панического предсмертного ужаса. И уж не этот ли эпизод цитирует Cyberpunk в сцене с переходом в киберпространство в трейлере?

И, конечно, сверхсдержанный Киану в костюме, этакий предтеча его другого популярного Джона, очень емко и сдержанно говорящий реплики, которые сценаристам «Джонов Уиков» и не снились. Попутчик в лифте: Going down? Киану: Not if I can help it.

Источник: kanobu.ru

promo fanfanews march 17, 20:04 8
Buy for 20 tokens
Успешных фильмов по произведениям Стивена Кинга довольно немного относительно всех его экранизаций. Тем не менее, продюсеры свято верят в то, что имя Кинга гарантирует сборы и бьются за права на его книги. В этом году нас ждет вторая часть « Оно », новая версия « Кладбища домашних животных »,…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →